Госзаказчик не может требовать, чтобы участник указывал в котировочной заявке свой ИНН

В форме котировочной заявки заказчик предусмотрел поле для ИНН участника закупки. Ни одна заявка не была отклонена из-за отсутствия этих данных.
Тем не менее контрольный орган и суды признали такое требование нарушением Закона N 44-ФЗ. Запрашивать у участника котировок информацию и документы, которые не предусмотрены Законом N 44-ФЗ, запрещено.
У Минэкономразвития было другое мнение.
Учитывая подход ФАС и судов, заказчику не стоит требовать от участников внести в заявку ИНН.
Документ: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 07.06.2018 по делу N А59-4604/2017

Претензию по исполнению госконтракта можно направить с любого адреса электронной почты

Заказчик направил претензию с адреса электронной почты, который не был указан в контракте и не являлся официальным по данным сети Интернет. Исполнитель настаивал, что такое уведомление нельзя считать надлежащим.

Суды поддержали заказчика. В гражданском обороте можно использовать документы, полученные с помощью электронной связи. Если известно, что почтовый адрес принадлежит лицу или его компетентному сотруднику, то считается, что сообщение получено или отправлено от его имени, пока не доказано обратное.

Точку в деле поставил судья ВС РФ. Он также решил, что досудебный порядок урегулирования спора был соблюден, и отказал в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.

Документы: Определение Верховного Суда РФ от 14.05.2018 по делу N А32-28069/2016

Товарный знак в заявке по 44-ФЗ можно указывать по-разному

Суд пояснил, как можно указывать на товарный знак в заявке по 44-ФЗ на примере: участник электронного аукциона указал в заявке товарный знак в виде картинки. Для этого он перенес изображение с официального сайта поставщика, скопировав символ из PDF в Word. Но комиссия посчитала, что непонятно, какой именно товарный знак предложил участник, и отклонила заявку.

Свою очередь суд признал такое решение неправомерным, объяснив, что по требованиям закона и документации в заявке нужно указывать товарный знак при его наличии. Участник выполнил это требование и включил в заявку указание на товарный знак.Было отмечено, что рассматриваемый товарный знак зарегистрирован как словесное обозначение.

У ФАС по этому поводу есть своя позиция. В антимонопольном органе считают, что 44-ФЗ не обязывает участника закупки иметь в наличии товар во время подачи заявки. Поэтому требование заказчика подробно описать в заявке товар можно воспринять как ограничение доступа к участию в закупке.

Минфин разъяснил вопрос о расчете величины аванса по Закону 44-ФЗ

Закон 44-ФЗ допускает выплату авансов по госконтрактам. Для некоторых групп заказчиков установлены ограничения, касающиеся максимальных размеров предоплаты. Но не всем понятно, как трактовать нормы законодательства.
У участников контрактной системы возникают вопросы о применении пункта 16.1 статьи 30 Федерального закона от 08.05.2010 № 83-ФЗ. В нем говорится, что бюджетные учреждения при расчете и выплате аванса должны соблюдать требования, определенные в нормативно-правовых актов, регулирующих отношения между распорядителями и получателями средств из бюджета. В своем письме от 15 марта 2018 г. № 09-01- 09/16085 Минфин разъяснил этот вопрос. Бюджетные и автономные учреждения должны ориентироваться на предельные суммы авансов, которые допускается выплачивать поставщикам, исполнителям и подрядчикам по госконтрактам. В нормативно-правовых актах не оговариваются исключения для различных источников финансового обеспечения. Поэтому предельных показателей нужно придерживаться не только при закупках на средства, выделенные из государственной или региональной казны, но даже если заказчики проводят закупки за счет собственных денег.

За год средняя цена одного заключенного госконтракта выросла на 12,3%

По итогам I квартала средняя цена одного заключенного госконтракта выросла на 12,3%. Об этом свидетельствуют результаты отчета Минфина по осуществлению госзакупок в I квартале 2017 г.

За отчетный период в Единой информационной системе было размещено почти 810 тыс. извещений о  закупках, стоимостью около 1,66 трлн руб. Средняя цена одной закупки составила почти 2,05 млн руб. При этом с января по март было заключено около 945 тыс. контрактов, объемом более 1,26 трлн руб., а средняя цена одного госконтракта достигла почти 1,33 млн руб. Для сравнения, в 2017 г. этот показатель был  на 12,3 % ниже.

По данным министерства, в тройке самых крупных госзаказчиков сегодня Министерство промышленности и торговли РФ, Министерство внутренних дел РФ и ГУП «Черноморнефтегаз».

Из данных отчета, также видно, что в I квартале было размещено более 234 тыс. извещений о закупках для СМП и СОНКО. Объем извещений – почти 200,7 млрд руб. На их основании было заключено более 241 тыс. контрактов общим объемом около 147,4 млрд руб. Средняя цена контракта, заключенного с СМП и СОНКО, составила 611,6 тыс. руб.

Госконтракты от 1 млн руб. потребуют обеспечения заявок

 Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление правительства, устанавливающее начальную стоимость контрактов, для которых необходимо будет обеспечение, до 1 млн руб. Постановление опубликовано на сайте Белого дома.

Контракты стоимость 1 млн руб. и выше потребуют обязательного обеспечения заявок. Заказчик обязан будет указать сумму банковской гарантии в документации к закупке.

Такая мера должна ограничить участие в закупках недобросовестных поставщиков товаров, работ, услуг и сделать торги более конкурентными, отсеяв ненадежных участников.

Закон об уголовной ответственности за подкуп и сговор принят окончательно

Госдума приняла в третьем и последнем чтении законопроект, вводящий в Уголовный кодекс две новые статьи о мошенничестве при госзакупках.

Напомним, в настоящее время лица, виновные в подкупе или сговоре при госзакупках, чаще всего отделываются административным наказанием. Предложенный президентом РФ Владимиром Путиным законопроект в корне меняет эту ситуацию.

Интересно, что документ был принят в кратчайшие сроки: он прошел первое чтение в Госдуме в начале апреля, т.е. на его окончательное утверждение депутатам не понадобилось и двух недель. Закон вступит в силу через десять дней со дня официального опубликования.

Напомним, закон вводит уголовное наказание для лиц, не являющихся должностными лицами или лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. Если такие лица совершают нарушение, причинившее крупный ущерб, или вступают в сговор при закупках, законопроект позволяет оштрафовать их на сумму от 200 тыс. руб. до 1 млн руб. Максимальное наказание по новой статье — лишение свободы на срок до 7 лет.

За подкуп на сумму более 1 млн руб. мошенники получат штрафы в размере от 2 млн руб. до 5 млн руб. и могут лишиться свободы на срок от 7 до 12 лет, а провокация на подкуп повлечет за собой штраф в размере до 200 тыс. руб. или в размере доходов осужденного за период до 18 месяцев. Преступник также может быть приговорен к принудительным работам или лишению свободы на срок до 5 лет с возможным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

ФАС разъяснила особенности расчета сроков при одностороннем отказе от госконтракта

Разъяснения касаются подсчета тридцатидневного срока для определения даты надлежащего уведомления контрагента заказчика об одностороннем отказе от контракта, а также даты вступления в силу решения о таком отказе.

 Из письма ФАС следует, что если последний день указанного тридцатидневного срока приходится на нерабочий, то независимо от этого следующий за ним день и будет датой надлежащего уведомления.

 Решение об одностороннем отказе вступает в силу через десять дней со дня надлежащего уведомления. Начинается этот срок на следующий день после даты надлежащего уведомления. Если десятый день попадает на нерабочий, то по ГК РФ он переносится на ближайший следующий за ним рабочий день, указывает ФАС. Это и будет день окончания срока, а решение об отказе в данном случае вступит в силу на следующий день.

 Следуя логике ФАС, приведем пример расчета. Так, тридцатый день выпал на нерабочий день — 7 апреля 2018 года. Днем надлежащего уведомления в этом случае будет 8 апреля. С 9 апреля начнет исчисляться десятидневный срок. Десятый день — 18 апреля. Если бы этот день был нерабочим, а 19 апреля — рабочим днем, то решение об одностороннем отказе от контракта вступило бы в силу 20 апреля.

 Важно отметить, что правила ГК РФ об определении сроков ФАС применяет только при расчете срока вступления в силу решения об отказе от контракта. При определении срока надлежащего уведомления ведомство эти правила не использует.

В Государственную Думу внесен законопроект об освобождении унитарных предприятий от применения Закона о контрактной системе

Законопроект получил следующий №371836-7 и название «О внесении изменений в статьи 1 и 8 Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» и статьи 15 и 112 Федерального закона » О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (по вопросу регулирования закупок государственных унитарных предприятий и муниципальных унитарных предприятий)».

Инициаторы законопроекта апеллируют к поручению Президента РФ от 25 апреля 2015 года №Пр-815ГС, согласно которому Правительству РФ необходимо было внести в законодательство изменения, предусматривающие распространение Федерального закона №44-ФЗ только на те закупки, которые осуществляются унитарными предприятиями за счет средств, получаемых из бюджетов бюджетной системы РФ. Однако, Правительство РФ распространило действие Федерального закона №44-ФЗ также на закупки унитарных предприятий, проводимые за счет их собственных средств.

Инициаторы отмечают неутешительные итоги перевода всех закупок унитарных предприятий под сферу действия Федерального закона №44-ФЗ, поскольку он не дал экономического эффекта и не обеспечил роста количества конкурентных процедур.

Ограничения, действующие в Федеральном законе №44-ФЗ, лишают унитарные предприятия конкурентных преимуществ из-за длительности процедур и недопустимости указания наименования товара.

Законопроект вносит изменение в пункт 3 части 2.1 ст. 15 Федерального закона №44-ФЗ позволяя осуществлять закупки согласно федеральному закону от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» за счет собственных средств унитарного предприятия, т.е. без привлечения средств соответствующих бюджетов бюджетной системы РФ.

Размещенный на сайте Системы обеспечения законодательной деятельности текст законопроекта требует доработки, поскольку предусматривает, что унитарные предприятия должны принять свои положения о закупках в рамках федерального закона № 223-ФЗ и разместить их в ЕИС до 01 января 2018 года, что сделать невозможно.

Унитарным предприятиям придется набраться терпения, поскольку законопроект 24.01.2018г. был только внесен в Государственную думу, а на 14.03.2018г. определен срок окончания приема отзывов на законопроект. Если отзывы будут положительными, то законопроект может быть рассмотрен в первом чтении.

У законопроекта весьма внушительный перечень инициаторов из них 63 депутата Госдумы и 2 члена Совета Федерации, что дает надежду на положительное решение законодателей.

Список неконкурентных закупок может вырасти

Инициативы по внесению поправок в 44-ФЗ продолжают поступать. На этот раз их авторами стали Минприроды и Совет Федерации, которые предложили расширить список оснований для осуществления госведомствами закупок у единственного поставщика.

Число оснований для госзакупок у единственного поставщика, возможно, вскоре будет расширено. Так, Министерство природных ресурсов и экологии РФ предлагает разрешить осуществлять таким образом закупки услуг геологической экспертизы – соответствующий законопроект о внесении изменений в 44-ФЗ размещен на портале regulation.gov.ru. По мнению министерства, в связи с тем, что на проведение конкурсной процедуры требуется очень много времени, собственно геологическая экспертиза проводится в кратчайшие сроки, что приводит к снижению ее качества.

Авторы законопроекта также предлагают предусмотреть возможность закупать экспертные услуги напрямую у физических лиц, имеющих необходимую квалификацию. Речь идет об услугах по проведению государственной экспертизы запасов полезных ископаемых, геологической, экономической и экологической информации о предоставляемых в пользование участках недр, экспертизы проектной документации на проведение работ по региональному геологическому изучению недр, а также по поиску, оценке и разведке месторождений полезных ископаемых.

Второй законопроект об изменениях к 44-ФЗ внесен членами Совета Федерации по главе с Вячеславом Никоновым. В этом случае предлагается разрешить осуществлять закупки у единственного поставщика государственным и муниципальным научным учреждениям. При этом правила закупок для них будут такими же, как для учреждений культуры, государственных и муниципальных учреждений (зоопарк, планетарий, парк культуры, заповедник, театр и пр.), образовательных учреждений, детских домов: объем одной закупки у единственного поставщика не должен превышать 400 тыс. руб, годовой объем закупок у таких поставщиков не должен превышать 50% от общего объема закупок и не должен составлять более чем 20 млн руб.

Георгий Сухадольский, руководитель Аналитического центра «Интерфакс-ProЗакупки», не уверен, что расширение перечня оснований для применения способа закупки у единственного поставщика является в данном случае наилучшим решением. “На заре становления системы закупок Роснано, перед корпорацией стояла аналогичная задача – в кратчайшие сроки выбирать исполнителя высокоинтеллектуальных услуг (юридические услуги, услуги оценки и др.). При этом выбирать исполнителей хотели обязательно на конкурентной основе, но при применении классических подходов по проведению конкурентных процедур времени на оказание услуг выбранным исполнителем уже не оставалось. Выход был найден в изменении самого бизнес-процесса рассмотрения проектов, одним из элементов которого и являются указанные высокоинтеллектуальные услуги”, – приводит пример эксперт.

С его мнением согласен и Дмитрий Сытин, генеральный директор “ТЭК-Торг”. Он согласен, что процедуру закупки услуг геологической экспертизы надо упрощать, но при этом она должна оставаться конкурентной. Что касается научных учреждений, то, по его мнению, они должны заниматься наукой, а не закупками. И любое упрощение закупочного процесса для них благо с учетом их финансирования. “Недавно были приняты поправки по закупкам у единственного поставщика культурными и иным учреждениями, – говорит Дмитрий Сытин. – Думаю, что и научные организации в этом списке будут на своем месте”.

По мнению Дмитрия Казанцева, руководителя департамента нормативно-правового регулирования B2B-Center, обе предложенные поправки содержат известные риски передачи подряда «своим» поставщикам. “Но, самое интересное, «свой» поставщик еще не означает «плохой» поставщик, особенно в таких низкоконкурентных областях, где квалификация исполнителя имеет повышенное значение”, – уточняет эксперт. Коррупционная же составляющая может присутствовать и в формально конкурентном аукционе, причем даже при формальном снижении цены.

Оба эксперта считают, что к решению проблемы надо подходить иначе. По мнению Георгия Сухадольского, в рассматриваемой ситуации можно либо изменить алгоритм действий, требующихся для проведения геологической экспертизы, либо частично скорректировать порядок отбора услуг геологической экспертизы (сроки проведения, предварительный квалификационный отбор, рамочные соглашения и т.д.), с тем чтобы сохранить конкретность процедур.

Дмитрий Казанцев призывает оценивать не только и не столько процедуру, сколько результат закупки и результат исполнения контракта – не случайно же эти сведения помещаются в Реестре на официальном сайте. Если контракт заключен по рыночной цене, и за эту цену поставщик обеспечил реальный результат, то не такое уже большое значение имеет, на аукционе ли этот поставщик был выбран или в рамках прямой закупки. Если же контракт заключен по цене втрое выше рынка, а халтурного исполнения работ пришлось ждать три года, то это повод для самой пристальной проверки даже в том случае, если закупка была проведена конкурентно и со значительным снижением начальной цены.

Ещё один важный вопрос для оценки рисков – это то, насколько велики объемы, предусмотренные в бюджете на расходы, включенные в перечень ст. 93 44-ФЗ. Если контракт заключается на небольшую сумму и таких контрактов относительно немного, то не стоит ожидать и большой экономии от сохранения их в конкурентном режиме. Эта экономия может не окупить даже те усилия, которые будут затрачены на обеспечение конкуренции. Другое дело, что сам объем перечня оснований для закупки у единственного поставщика уже перевалил за полсотни пунктов. Судя по всему, давно пора провести его ревизию и попытаться сформулировать его нормы не «точечно», а в виде группы принципов, описывающих ситуации, при которых конкуренция объективно невозможна или же должна отойти на второй план ради более важных резонов вроде гостайны.